Версия для слабовидящих
Новости
И.П. Ренне: жизнь в науке / 29.12.2012
Дмитрий Литвинов

30 декабря 2012 года отмечается 100-летие со дня рождения Игоря Пантелеймоновича Ренне — известного педагога и ученого в области технологической механики, теории и технологии обработки металлов давлением.

Судьба ученого

Сегодня на кафедре механики пластического формоизменения ТулГУ (в прошлом кафедра технологии штамповочного производства), как и во всем университете, готовятся к 48-й научно-практической конференции профессорско-преподавательского состава, которая откроется в январе. На ней обязательно прозвучит имя И.П. Ренне, и в контексте юбилея ученого, и в связи с новыми разработками, которые во многом вдохновлены именно его талантом.

«Как он нас закрутил, так мы по-прежнему и работаем», — говорят на кафедре. Профессора Ренне здесь помнят многие: кто постарше — работали с ним бок о бок, а молодому поколению преподавателей в обязательном порядке преподаются уроки Игоря Пантелеймоновича.

Большая часть жизни профессора Ренне была связана с Тульским государственным университетом, в который он пришел в составе первого студенческого набора. В 1930 году только что открывшийся вуз именовался Тульским механическим институтом, а за плечами у Игоря Ренне была школа-девятилетка и год работы на Тульском оружейном заводе.

С первых лет в ТМИ будущий ученый стал работать в студенческом научном обществе. После окончания института И. П. Ренне поступил работать специалистом по кузнечно-штамповочному производству на Тульский машиностроительный завод Наркомата путей сообщения (нынешний Желдормаш). Сохранились два десятка свидетельств о рационализаторских предложениях и технических усовершенствованиях, сделанных им в то время. Ренне занимался разработкой новых технологий на базе процессов ковки и штамповки. Кузница была еще оснащена старым оборудованием, прессов совсем нет. Поэтому технологам приходилось проявлять чудеса изобретательности.

Годы военного лихолетья Игорь Пантелеймонович провел в Златоусте, куда был эвакуирован Желдормаш. Ренне работал начальником выпускающего цеха, а с конца 1942 года — главным технологом и одновременно главным конструктором завода.

Вернувшись в Тулу в 1944, Ренне продолжал работать на ТМЗ и преподавать в ТМИ, а в 1948 году сделал окончательный выбор в пользу института, предопределив тем самым свою славную научную судьбу. Защитив в 1953 году кандидатскую диссертацию, через год Игорь Пантелеймонович был назначен заведующим кафедрой «Технология штамповочного производства», в 1963 году была открыта аспирантура.

Период с 1963 по 1985 годы — самый плодотворный в жизни ученого. Созданная им научная школа в области обработки металлов давлением получила интенсивное развитие, были успешно защищены 47 кандидатских диссертаций и 4 докторских. Их практическая значимость подтверждалась реальным внедрением в производство и в учебный процесс.

И.П. Ренне был удостоен ряда высоких наград, заслуженных плодотворной деятельностью. Он дважды лауреат премии им. С. И. Мосина (1966, 1978), обладатель медали «За доблестный труд», нагрудного знака «За отличные успехи в работе». Ренне до 1988 года был членом редколлегии журнала «Кузнечно-штамповочное производство».

Человек, Ученый, Наставник

Игоря Пантелеймоновича Ренне не стало в 2003 году, он ушел в преклонном возрасте будучи уже тяжело больным. Но связь с коллегами ученый старался поддерживать до конца. К нему до последнего времени за научными консультациями приходили ученики и, по их совету, другие люди. Все события своей жизни Игорь Пантелеймонович помнил до мельчайших подробностей, свою родословную знал до петровских времен и очень любил рассказывать.

У коллег И.П. Ренне осталось немало теплых воспоминаний о выдающемся человеке, профессоре, наставнике. Накануне юбилея Игоря Пантелеймоновича мы попросили сказать несколько слов о нем.

Николай Дмитриевич Тутышкин, доктор технических наук, профессор кафедры «Стрелково-пушечное вооружение»:

— Работы Игоря Пантелеймоновича имеют большое научное и практическое значение и являются крупным вкладом в развитие теории и технологии обработки металлов давлением. Работам Ренне присущи строгий научный подход, последовательность реализации научных взглядов и идей, проведение целостной концептуальной позиции от постановки научных задач до конечных результатов. Игорь Пантелеймонович был в числе первых, кто в 50-е годы прошлого века и в последующий период времени способствовал разработке и использованию точных методов, основанных на теории течения.

Научные положения и идеи профессора Ренне получили развитие и применение во многих исследованиях его учеников. К ним относятся работы, посвященные развитию теоретических основ и разработке прогрессивных технологий на базе процессов обработки давлением.

Работы его учеников по созданию термодинамически обоснованной тензорной теории деформационной повреждаемости обрабатываемых давлением материалов опубликованы в ведущих международных журналах и признаны в университетских центрах США, Германии, Китая, Великобритании. Игорь Пантелеймонович умел прививать интерес к научной деятельности, заражать окружающих своими идеями.

Геннадий Васильевич Панфилов, доктор технических наук, профессор кафедры механики пластического формоизменения:

— Многое можно рассказать об этом удивительном человеке, накопившем за свою долгую жизнь и много друзей и почитателей, и людей, не сумевших понять его, в определенной степени, противоречивую натуру. За 30 лет научных, производственных и просто дружеских взаимоотношений было много незабываемых моментов.

С Игорем Пантелеймоновичем Ренне я познакомился в 1972 году, будучи студентом. Когда открылась дверь, в аудиторию вошел коренастый немолодой человек в элегантном костюме — тройке, действительно похожий на профессоров из старых художественных фильмов, и буквально с порога безапелляционно заявил: «А вы знаете, Зибель — неправ, и я легко могу это доказать!». Он быстрым шагом подошел к доске и начал мелом писать на ней непонятные символы, формулы, выводы, сопровождая их еще более непонятными терминами.

Кто такой Зибель? В чем он, бедолага, не прав? Мы сидели растерянные и ошарашенные, некоторые, по привычке, пытались что-то конспектировать. Так продолжалось минут десять, потом он остановился, задумался, и тихо произнес: «Ах, да, вы — в первый раз. Ну, что же, давайте знакомиться...»

Последняя наша встреча, незадолго до его кончины, была гораздо печальнее. Это был уже совершенно больной и достаточно беспомощный человек. Наверное, единственным человеческим органом, не износившимся, не потерявшим остроты, памяти и способности мыслить за девяносто лет жизни — был его мозг.

На очень короткое время мне и председателю совета ветеранов университета было разрешено зайти и поздравить его с 90-летним юбилеем. За разговором (с использованием записок), обращаясь ко мне, он сказал: «Знаешь, я не очень точно подходил к теории изгиба, есть другое, более верное решение, и хочу его завершить. Я еще немного вижу, писать не могу, но печатать одним пальцем на машинке получается, а вот с рисунками — беда. Ты бы мне помог». И на глазах у него заблестели слезы...



Новости и события
← И.П. Ренне: жизнь в науке