Версия для слабовидящих
Новости
Постижение тайны / 15.12.2010
Татьяна Крикункова

Постижение тайны — дело важное, серьёзное и при этом очень захватывающее и интересное. Особенно если  происходит оно на съезде юной интеллигенции, постигающей лингвистические заветы. Именно такое определение  с лёгкой руки участников 47-ой студенческой научно-практической конференции получила секция «Русский язык есть ещё тайна», работавшая 14 декабря на кафедре русского языка Института международного образования Тульского государственного университета.

Но и обычным съездом интеллигенции эту секцию вряд ли можно было назвать, потому что участие в нём принимали представители не только России, но и Вьетнама, Китая, а также других стран ближнего и дальнего зарубежья. Поэтому с полным правом можно было утверждать, что секция имела международный статус и в, определённой степени, международное значение, поскольку тематика докладов непосредственно перекликалась с теми задачами, которые ставит перед собой международное сотрудничество, а именно — расширение границ человеческого общения. А общение, как известно, без знания языка — речь шла как раз о великом и могучем — всё-таки немыслимо.

Следует отметить, что и международный статус не стал энергичным мазком, завершающим «портретную характеристику» секции. Помимо статуса были ещё и ракурсы, обусловленные различными точками зрения на проблемы, которые участникам предстояло обсудить. В нашем случае ракурсов было несколько: национально-ментальный, возрастной и профессионально обусловленный. Иными словами, о русском языке рассказывали иностранцы, школьники и те студенты, для которых он стал мощным средством постижения своей будущей творческой профессии. Однако и при всём разнообразии ракурсов, выразившемся в разнообразии точек зрения, русский язык рассматривался именно как  орудие творчества, обращаться с которым надо грамотно и, в определённой мере, очень трепетно и осторожное, дабы не перемешать нюансы, не сместить акценты и не лишить язык той особой глубины и того особого колорита, которые на протяжении многих веков пестовались традициями нашего народа. Ведь смещение нюансов, приводит к смещению смысловых оттенков и, как следствие, к непониманию сути сказанного, что не только сужает границы общения, но и не позволяет до конца понять русскую душу. А язык, представляя собой довольно сложную структуру, тем не менее, является и частью нашей общей культуры и способом её выражения.

И о том, как отражается национальная культура русской фразеологии, в очень интересной форме поведал студент гуманитарного факультета, кафедры «Лингвистика и перевод» Евгений Левшин. Безусловно, фразеологизмы делают нашу речь объёмной, выразительной, эмоционально окрашенной. Но все ли знают, что фразеологические выражения имеют оценочное значение, а потому и в устной, и в письменной речи должны использоваться именно к месту. А место, как правило, определяет смысл повествования или высказывания, и, если мы не понимаем значения фразеологизма, то его использование станет не только неудачным, но и весьма опасным для содержания.

Все фразеологизмы делятся на три основные группы: библеизмы, мифологизмы и собственно фразеологизмы с компонентами. Классификацию многие из нас могут только предполагать, а вот о значении осведомиться просто обязаны. Поэтому, без сомнения, вавилонское столпотворение должно ассоциироваться у нас со смешением языков, шумом и гамом, Иудин поцелуй — с предательством, Дамоклов меч — с видимым, якобы не омрачённым опасностями, благополучием, а Буриданов осёл — с человеком нерешительным, не умеющим выбрать из двух вариантов один, остающимся «у разбитого корыта» или, что ещё хуже, погибающим при имеющейся возможности выжить.

Плавно перейдя от греческих мифов и библейских истин к русским народным и вьетнамским сказкам, секция продолжила свою работу в русле сравнения, отражающего особенности менталитета русского и вьетнамского народов. Сравнительный анализ успешно провела вьетнамская студентка Фам Тхи Линь.

Сказка является основным жанром народного творчества, то есть фольклора. Особенной популярностью пользуются те сказки, в которых протагонистами выступают  животные. И если в России пальму первенства удерживают Заяц, Медведь, Волк, Лиса и Петух, то во Вьетнаме — Буйвол, Собака, Волк, Коза, Мышь, Сверчок, Жаба и Ворон. При этом стоит отметить, что одних и тех же животных русские и вьетнамцы очень часто наделяют совершенно разными чертами человеческого характера. Несостыковка ассоциаций, вызванная непохожестью менталитетов? Вполне возможно! Так, например, в русских народных сказках Волк выступает злобным, жадным и в то же время глупым персонажем, которого постоянно обманывает хитрющая Лиса Патрикеевна. Даже в мультфильме «Ну, погоди!» Волк одурачен находчивым Зайцем. А вот во Вьетнаме Волк — довольно симпатичный персонаж с чертами положительного героя. Да и Собака — частый гость вьетнамских сказок, хотя у нас она — кроме четвероного друга, чувствующего опасность  и прогоняющего со двора непрошенного гостя, например, Черницу — главных ролей не имеет.

Есть, конечно же, и состыковки. Ворон для обеих стран — предвестник несчастья или долгого и трудного пути, а увалень Медведь — хоть и мощный с виду, но вполне добродушный персонаж. Которого также можно обвести вокруг пальца!

О чём говорят эти состыковки и несостыковки? Прежде всего, о том, что каждый народ обладает накопленным в течение длительного времени опытом, который формирует своеобразный антураж мировосприятия и ассоциативного мышления, нашедших своё выражение в образности и приёмах родного языка. Поэтому знание языка — это тот «золотой ключик», с помощью которого открывается заветная дверь в историю, культуру и традиции другой страны.

Коннотациям в китайском и русском языках были посвящены выступления девушек-стажёров Юй Яньли, У Шаньшань, Ван Инь и  Е Цаньи. Эти выступления, без сомнения, вызвали бы искренний интерес не только у профессиональных языковедов, но и у этнологов и историков. Ведь ни для кого не секрет, что эволюция языка отражает и основные этапы развития того или иного государства.

Но вернёмся к современному Китаю. Птички — это новые рабочие, у которых есть перспектива взлететь повыше, но к которым пока только присматриваются вышестоящие руководители. Верблюды — старожилы, они много работают, им доверяют, но они уже достигли порога своей компетентности. А киты — руководители компаний, они занимают верхнюю ступень иерархической лестницы. Вспомните выражение: «Мир держится на трёх китах». Улавливаете связь? Интерференция или точка соприкосновения менталитетов? У исследователей есть возможность поломать голову над этим вопросом!

«Молодо-зелено», «юнец он, совсем ещё зелёный» — кому из русских не знакомы эти выражения? Китаец же скажет: «Белый он совсем ещё». Два цвета и один смысл. Скорее всего, смысл, обусловленный ассоциациями: у нас зелёный цвет отождествляется с молодыми листочками, побегами, символизирующими пробуждение природы, у китайцев белый — цвет целомудрия и внутренней чистоты.

Никогда не говорите китайской женщине, что у неё жёлтое лицо. Помимо богатства и роскоши этот цвет означает старость и увядание. У русских, наоборот, лилово-чернильный даёт весьма не лестную характеристику «Прощай, молодость!». И уж совсем нельзя дарить китайскому мужчине головной убор зелёного цвета. Это не только моветон, это — повод для глубокой обиды. На вас, потому что вы намекнули ему, что он — рогоносец. Рога на голове и зелёная шапка — смысловые синонимы. Хотя измена и у русских людей свой цвет имеет — жёлтый. Как хороши, как свежи были… жёлтые розы! А дарить любимой  жёлтые цветы как-то неловко…

И опять же есть состыковки. Части тела, например. И у нас, и у китайцев голова олицетворяет власть, а руки и ноги — симбиоз, дружбу, сотрудничество. «Они дружат, как руки и ноги!», — какой русский не согласится с китайцем и наоборот.  Ну, а «длинный язык» одинаково неприятен как в Китае, так и в России.

И последнее о коннотациях. Если русскому перебежала дорогу чёрная кошка (этот страх у нас от древних египтян), он не без веских на то оснований может предположить, что дальнейший его путь будет неудачным. Дальнейший путь китайца будет неудачным в том случае, если дорогу ему перебежит крыса. Трудности перевода? Отнюдь! Замените крысу  кошкой, а кошку крысой, и русские, и китайские читатели вас обязательно поймут.

Стажёр Чень Цюнь провела сопоставительный анализ внутренней структуры общенационального русского и китайского языков, а Чжан Хуэйсинь заинтересовала  присутствующих сообщением  об особенностях  лексики разговорного стиля китайского языка. Оказывается, официальным языком КНР и Сингапура является пекинский диалект.  Всего же в китайском языке девять диалектных групп, внутри которых мирно сосуществуют «мелкие» диалекты. А для того, чтобы узнать, сколько вообще диалектов имеется в китайском языке, нужно количество районов каждого города умножить на количество городов в Китае. Число, конечно же, астрономическое!

Но вернёмся на родную Тульскую землю. Есть у нас в области городок Ефремов, небольшой такой районный центр. Но с богатой, уходящей в глубь веков историей. Именно о Ефремове в лирико-поэтической форме поведала студентка Елизавета Савина, которая, прежде чем представить на суд жюри доклад «Топонимическая история города на Красной Мече», провела большую  исследовательскую работу. И в работе этой чувствовался искренний патриотический подтекст, который нужен, прежде всего, нам с вами. Нам, осведомлённым о Куршевеле или Шарм-Эль Шейхе, но не всегда хорошо знающим историю Тульского края.

Ефремов — это город-загадка, город-легенда. Хотя бы потому, что в разное время он относился к разным губерниям: Липецкой, Орловской, а с начала двадцатого века — Тульской. И каждый крупный город наносил на Ефремов свой неповторимый «культурный слой», который, в свою очередь, оказывал влияние на ход событий в этом маленьком городке. С Ефремовым связаны имена Василия Жуковского и Ивана Бунина, Ивана Тургенева и Константина Паустовского, и каждый из них стремился уделить городу особое место в своём литературном творчестве.

Стоит Ефремов на берегу Красивой Мечи. Мнения исследователей по поводу этимологии названия расходятся. То ли русло реки мечется по узкой извилистой долине в поисках пути к величавому Дону, то ли атаман Ефремов уронил в эту реку свой богато украшенный меч… А может быть, меч уронил не атаман Ефремов, а Хан Мамай после поражения своих войск. Возможно, и  не уронил вовсе, а специально спрятал в глубоких водах, чтобы не доставался победителям «блиставший каменьями драгоценными» стальной  боевой друг?...

Есть в Ефремове и Красная Площадь. Своя! С чем это связано: дань традиции или подражание Москве? Много загадок таит в себе история города, и разгадать их — дело чести того, кому по-настоящему дорога малая родина. Именно это и хотела подчеркнуть Лиза в своём выступлении, которое, кстати,  закончила добрым стихотворением о родном городке, написанным ефремовским школьником.

Тему русских писателей продолжила  Ирина Андрианова, представившая доклад  «Имя собственное в художественном тексте». Действительно, что двигало писателями, когда они придумывали имена и фамилии своих персонажей? Николай Гоголь, например, фамилию Хлестаков образовал от слова «хлёст», что значит «наглец», а у Александра Островского фамилия «Подхолюзин» попахивает подхалимством и обозначает «пройдоха». Каков персонаж, такова и фамилия — форма должна отражать содержание.

Александр Грин придумал имя для своей самой любимой героини, воспользовавшись испанским выражением «к солнцу». Ассоль! И звучит красиво, и смысл высокий, ведь к солнцу тянется всё живое, всё юное и энергичное! И Лукоморье Александра Пушкина — не вымышленная местность, а залив Азовского моря. Именно «Лукоморьем» его в старину и называли.

У Льва Толстого в «Войне и мире» 550 действующих лиц, 468 из них имеют имена и фамилии, которые Толстой или придумывал сам (Телятин), или  сохранял, как есть (Трубецкой), или видоизменял (Болконский вместо Волхонский). Фамилия Анны Павловны Шерер образована от французского (cher(e) -дорогой (ая)). Образ Наташи Лев Николаевич списал с младшей сестры Софьи Андреевны Берс — Татьяны Андреевны. Имя, однако, оставить побоялся, потому что в то время Татьянами называли только простолюдинок. Пришлось назвать героиню Наташей.  А вот Александр Пушкин, в отличие от Толстого,  не испугался опрощения и назвал свою героиню Татьяной.

Одиннадцатиклассница школы № 58 Гоар Папян тоже не испугалась и подготовила для конференции доклад, в котором смело указала  на «языковые ошибки на улицах нашего города». Ошибок действительно много. Учёные обеспокоены упадком духовности, а выражение «культура речи» незаметно трансформируется «в речевое бескультурье». Рекламные проспекты изобилуют синтаксическими и стилистическими ошибками, режут слух слова «звОнит», «дОговор» и «тАможня».

Исправлять ошибки очень важно! И стесняться  этого не надо. Ведь вовремя исправленная ошибка предупредит дальнейшие ляпы и казусы. Грамотная речь — одна из важнейших составляющих профессиональной успешности человека.

На конференцию Гоар пришла не с пустыми руками, а принесла очень интересное задание. Нужно было заменить цифры словами в предложении «Арендатор владел 678 кв. м земли». Скажем сразу, из всех присутствующих справились с заданием только трое: Е Цяньи, Чэнь Цюнь и Ирина Андрианова, написавшие так  «Арендатор владел шестьюстами семьюдесятью восемью квадратными метрами земли». Урок состоялся, а главное заключается в том, чтобы извлечь из него необходимые выводы. И, без сомнения, не бравировать своими ошибками, подводя их под статус арго или жаргона, а исправлять, делая акцент на грамотную речь.

Эпиграфом к выступлению одиннадцатиклассницы Татьяны Илюхиной (также школа № 58) послужили бы перефразированные строки Владимира Маяковского: «Если граффити появляются на стенах, значит, это кому-нибудь нужно». Действительно, нужно. Не будучи объектом исследования искусствоведения и литературоведения, граффити является формой самовыражения, а порой и криком человека о помощи. Ему одиноко, он покинут, он хочет рассказать о своих исканиях, переживаниях, душевных сомнениях и порывах. Но! Обыватель, шествуя мимо исписанной стены, ворчит про порчу городского имущества. И ему нет никакого дела до того, кто в творческом порыве зашифровал свое отчаяние или свою радость.

Прочитать граффити очень трудно, только единицы из нас смогут в хитросплетении ленточек, чёрточек и овалов увидеть слово. «…Сначала было слово…». Слово — это своеобразная капсула, в которой заключена не просто информация, но и чувство человека, его эмоции и впечатления.

Изучая граффити, представленные на декорациях  родного города, Татьяна пришла к выводу, что туляки — довольно скрытные люди, уходящие в себя, в свои тесные мирки. В иных случаях скрытность хороша, ведь, как говорят психологи, всё о себе рассказывают не очень глубокие люди. Но иногда стоит открыться и распахнуть свой внутренний мир для таких же открытых и искренних людей,  как и ты. Нет, эта открытость ни в коем случае не предполагает лишение себя индивидуальности, она предполагает лишь поиск новых, более ярких и свежих форм мироощущения. И тогда «иероглифы» граффити станут понятны многим и будут восприниматься призывом к дружелюбию и теплоте общения. А обыватель не будет проходить с нудным брюзжанием мимо расписанной стены, а задумается о смысле своего бытия. Это важно!

Череду выступлений завершил доклад будущей журналистки Александры Заббаровой на тему «Фразеологизмы и их использование в СМИ». Оказывается, некоторые пишущие люди, словно разноцветной мишурой, украшают фразеологизмы собственными дополнениями, которые не только лишают фразеологические обороты своего глубоко смысла, но и весьма опасны в плане использования их вне контекста данной статьи. «Саддамова верёвка по Бушу плачет», «сливки псиного общества», «он по привычке осмотрел зубы дарёному коню» — всегда ли стоит разбавлять или добавлять? Вот в чём вопрос! И то, что дополненный фразеологизм стал изюминкой вашей статьи, совершенно не означает, что он уйдёт в копилку положительного опыта. Другую статью он просто может загубить, лишив её той самобытности, которая вырисовывалась в самом начале. И вообще, не лучше ли заменить словесную мишуру яркими примерами, тщательным анализом, углублением в тему, меткими и ёмкими определениями, позволяющими читателям  сразу же уловить и суть, и причинно-следственные связи. Нужна ли красивость фраз и желание эпатировать тяжеловесными выражениями, когда так важна смысловая нагрузка и мастерство словесного изображения…

Работа секции подошла к концу. Конечно же, все очень и очень волновались —  выступающие, члены жюри. Кандидат филологических наук Елена Петровна Щенникова, кандидат педагогических наук Ольга Петровна Игнатьева, Татьяна Михайловна Романова, Владимир Константинович Петров — во многом благодаря им конференция на кафедре русского языка приобрела ту смысловую нагрузку и то смысловое звучание, о которых говорилось выше. И именно благодаря им всем участникам удалось раскрыться в своём творческом поиске, продемонстрировать глубокое проникновение в тему и мастерски приоткрыть завесу тайны. Тайны русского языка.

Конечно же, на пути постижения тайны некоторые из участников увенчали себя лаврами победителей и получили грамоты. Победителями стали Евгений Левшин, Фам Тхи Линь, У Шаньшань, Чжан Хуэйсинь, Елизавета Савина, Татьяна Илюхина и Гоар Папян. Но и все остальные, те, которые постигали смысл, в накладе не остались. Они приобрели опыт и знания.



Фото Владислава Бокарева
Новости и события
← Постижение тайны